В жизни Джона Бойда причудливым образом переплелись Вторая мировая война, шотландский рабочий класс, особы королевских кровей и ателье в сердце Лондона.

 

Родом из Эдинбурга, сын печатника, младший из семерых детей, Бойд рано начал помогать своей семье: сразу после школы работал на фабрике по производству резины. Он был особенно близок со своей старшей сестрой – Джесси, балетной танцовщицей, о которой заботился вплоть до ее смерти в 2014 году. В разных интервью дизайнер вспоминал, что ему нравилось наблюдать за подготовкой Джесси и других сестер к выступлениям: он часто помогал укладывать волосы и одеваться, чтобы они выглядели идеально.

 

Во время работы Бойда на фабрике коллеги замечали, что он гораздо больше был заинтересован в рисовании, чем собственно в происходившем на фабрике, поэтому они посоветовали ему отправиться в Лондон, попытать там счастья.

 

Бойд намеревался так и сделать, но вмешалась война. Он служил в военно-морском флоте, участвовал в высадке в Нормандии, помогая доставлять раненых обратно в Британию.

 

После войны настал черед Лондона, что стало поворотным пунктом в жизни дизайнера. Он поступил в ученики к самому известному шляпнику Великобритании того времени, датчанину Ааге Таарупу, чтобы научиться у него основам мастерства, перенять его технику. Это позволило Бойду открыть для себя совершенно иной мир, так отличавшийся от того, что окружало его с детства, когда он даже не подозревал о существовании профессии шляпника. Среди клиентов Таарупа были особы королевских кровей, знаменитости, богачи, и с ними также начинает работать Бойд.

 

Джон Бойд в своем ателье

 

К началу 50-х годов дизайнер решил открыть собственное ателье на улице Лоундес в Лондоне. Он был настолько увлечен своей работой, что ночевал под столом мастерской. В те времена, как вспоминал впоследствии Бойд, было не принято выходить из дома без шляпы, поэтому профессия была очень популярной и востребованной. Круг его клиентов расширялся, отчасти благодаря прежней работе с Таарупом, но основной причиной был, конечно, выдающийся талант: восхищенные клиенты передавали информацию из уст в уста.

 

Для некоторых из них Бойд стал одним из самых влиятельных людей в их жизни, поскольку в очень большой степени создал их образ, сделал его узнаваемым и уникальным, что так важно для каждой женщины. Некоторых его клиенток и по сей день называют иконами стиля, и трудно сказать, стали ли бы они столь же элегантными, если бы не попали в свое время в ателье Джона Бойда.

 

Одной из важных вех в карьере дизайнера стало знакомство в 1967 году с принцессой Анной, дочерью королевы Елизаветы. Принцессе было тогда 17 лет, и четкого представления о стиле у нее не было, вернее, он был, но его называли «лошадиным», за любовь его обладательницы к конному спорту. Поэтому шляпки Бойда фактически сформировали ее образ, заложили фундамент персональному сотрудничеству дизайнера с королевским домом. Дизайны Бойда обращали на себя внимание, когда принцесса появлялась на мероприятиях и визитах. Модницы хотели копировать ее стиль, будь то испанское сомбреро, лимонный котелок или черная ковбойская шляпа.

 

Принцесса Анна, 1968

 

Другая интересная история связана с принцессой Дианой. Много лет назад бабушка Дианы – баронесса Фермой – была клиенткой Бойда. Затем ею стала мать Дианы – леди Фрэнсис Шанд Кайдд, которая впоследствии и привела Диану к дизайнеру. Бойд должен был создать образ для невесты принца Чарльза, с чем он с успехом справился, превратив ее в одну из самых фотографируемых женщин планеты, во многом благодаря уникальным шляпкам, которые она с удовольствием носила и которые сделала невероятно популярными. Бойда восхищало ее умение чувствовать дизайн, использовать определенным образом поля шляпы, вуали, чтобы подчеркнуть или скрыть черты лица. «Она видела красоту во всем», вспоминал он в одном из интервью.

 

Диана любила сидеть в его ателье и наблюдать за работой шляпниц, пока персонал мастерской сдерживал напор журналистов снаружи. Ее знаменитая шляпа с перьями страуса произвела фурор во всем мире, ателье не справлялись с наплывом клиентов, и даже страусовые фермы в Южной Африке почувствовали на себе «эффект Дианы».

 

Принцесса Диана, 1982

 

Нынешнее поколение королевских модниц также обязано Бойду своим неповторимым стилем, достаточно упомянуть герцогиню Кембриджскую. Как и Диана, став невестой принца, Кейт Миддлтон нуждалась в помощи опытного дизайнера, которым снова выступил Джон Бойд. Элегантные классические шляпки все чаще появлялись на ее голове, она до некоторой степени возродила моду на широкополые шляпы. Теперь весь мир с нетерпением ждет каждый выход в свет герцогини.

 

Герцогиня Кембриджская, 2016

 

Клиентками дизайнера в разное время были Маргарет Тэтчер, леди Сомс, принцесса Кентская. Джона Бойда не стало в феврале 2018 года, и на тот момент он занимался ремеслом более 70 лет. Во многом благодаря дизайнеру стал возможным успех таких мастеров, как Филип Трейси и Стивен Джонс, для которых он открыл двери в мир моды, вернув популярность шляпам - неотъемлемым элементам элегантного английского стиля, узнаваемого по всему миру.

 

 

Текст  Ольга Филлипс

 

Оформление pooohl