Тони родился в Лос-Анджелесе в 1959 году в семье мексиканцев. Еще будучи ребенком он впитал в себя все краски окружающего мира и свободу самовыражения, столь характерную для того времени. В юном возрасте Вирамонтес перебрался в не менее, а, может, и более яркий по стилю жизни Нью-Йорк, где он стал неистово изучать фотографию, живопись и кинематограф. Черпая вдохновение у великих мастеров, он открывает для себя такие имена, как Ман Рэй, Феллини, Жан Кокто, Дега, Матисс. Но его «идейным» учителем становится австриец Эгон Шиле, известный своими выразительными изображениями «ломаных» человеческих тел.

 

 

Отталкиваясь от гротескной графики Шиле, Вирамонтес находит свой собственный стиль, совместимый с ритмом жизни 80-х годов: расцвет клубной культуры и эффектной моды рисуется кривыми, нервозными контурами, разбавленными глубокими цветами. Тони старался уловить в своих работах мимолетность, момент, эмоцию, поэтому основной чертой его работ стала скорость: «Существенно поймать образ, впечатление, а не детали, одежду или выражение. Из сотни скетчей, которые я могу сделать для одной работы, почти всегда первая окажется той самой, нужной». Речь уже не идет об утонченности и грациозности Рене Грюо или проработке деталей Эрте – теперь на первом месте экспрессия и контраст. В портретах выделяются яркие и чувственные губы, тонкий с горбинкой нос, пронзительные и заостренные глаза. Угловатость фигур запутывает нас: кто изображен в броском макияже и сияющих драгоценностях? Мужчина или женщина? Да это и не важно – в его работах целая эпоха! Интересно, что он создавал не только иллюстрации в чистом виде, но синтезировал их с фотографией, рисуя поверх снимка быстрые линии. Получалось новое произведение, полное напряжения. Например, обложка искрометного альбома Джаннет Джексон выходит под его авторством.

 

 

Карьера Вирамонтеса была стремительной, как и его иллюстрации: он работал на модные дома Valentino, Chanel, Yves Saint Laurent, Versace, его печатали Vogue, Harper’s Bazaar, Marie Claire, Le Monde, Le Figaro. В 1988 году в Париже открылась его прижизненная выставка, но Тони планировал идти еще дальше, мечтая снимать кино.

 

 

К сожалению, как это часто бывает, жизнь гения коротка. Тони Вирамонтес умер от СПИДа в возрасте 31 года, оставив нам, однако, великое множество работ, которыми до сих пор вдохновляются иллюстраторы моды и лайфстайла.

 

Стилизации Наталии Копча. в иллюстрациях задействованы аксессуары Beretkah...! Слева: серьги из плексигласа для MFW 17 с засушенными листьями, справа: ободок, украшенный звездами из капсульной летней коллекции 2017 года

Текст  Наталия Копча

 

Оформление pooohl